Tragedie dell Arte. Балаганчик

Tragedie dell Arte. Балаганчик
Поэтический цикл с комментариями
 
Если смотреть на жизнь со стороны — она похожа на балаганчик человеческих страстей,
на маленький антракт, несколько мимолетных ремарок, ничего не значащих сцен в вечной Божественной комедии…

Блокнот Птицелова. Сад Камней
 
 
Игрушки Бога

Мы куклы Творца —
но слепыми сердцами
не помним об этом почти ничего,
от вечности к вечности тихо мерцая
в огромных прозрачных ладонях Его.

 
 

Считалочка

Тише тише
тени слышат
шелест вещих привидений
превращений наших свыше
черный ангел не отменит

я — волшебник
страшной сказки
ты — сиреневая фея
вишни вещи
ласки маски
запах мяты и шалфея

дьявол медленных желаний
все смешает в злом эфире
начинаем —
раз-и-два-и
шепот клавиш
три-четыре

 

 
Игра в куклы

Понарошку, дети словно,
В куклы мы с тобой играем.
Мир-часы как будто сломан.
В нашем электронном рае
Задремало злое лихо…
Этой ночью безмятежной
Ты меня целуешь нежно,
Я тебя целую тихо.

В хороводе привидений
В странных кукольных коробках
Мы скользим с тобой как тени.
Ты меня целуешь робко…
Среди шелеста и хруста
Лет, примет и расстояний,
Без надежд и покаяний
Я тебя целую грустно.

Электронная картинка,
Цифровой обман, причуда,
на экране тает льдинкой —
невесомо,
ниоткуда...

 

 
 

Мышеловка

В чулане запрятав гитару и лиру,
она говорит, что я часть ее мира,
осеннего блюза, вечернего бриза,
ее полнолунного злого каприза...
И так моей жизнью орудует ловко
моя Коломбина, моя мышеловка,
спасая мою непутёвую душу,
что я опасаюсь, однажды задушит.

 

 
Festa delle Marie. Пьеро

 
Под венецианской маской
вздрогнет вдруг живая плоть —
чтобы мимолетной лаской
побольнее уколоть...

Усмехается Лукавый —
на ловца и зверь бежит.
Слева смерть, мой ангел, справа —
наспех прожитая жизнь.

На ветру трещат прищепки,
пляшет грязное бельё,
и на части рвётся тщетно
сердце тёмное моё.

Скачет бесом злая память,
прячет совесть, будто вор.
В каждом взгляде лед и пламя,
в каждом слове — приговор.

Яд размешивая с сидром,
Мне отсчитываешь дни.
В каждой комнате — клепсидра.
В каждом зеркале — двойник.

Коломбина страшной сказки,
стерва смешанных кровей,
голод мечется под маской
детской кукольной твоей.
 
Я в тебя не брошу камень:
Тихо плача и греша,
под китайскими шелками
горько светится душа...

 

 
Ciao, bambina, sorry

Sorry, нежная bambina!
Среди кружев и мимоз,
не печалься, Коломбина,
я не стою горьких слёз.
В балаганчике уютном,
где любовь и простота,
трагик страсти и капризов
превращается в шута.

Что его лишает дара?
Он похож на дурачка,
в миг любовного угара
мир сужая до зрачка,
в кураже сиюминутном
что бы ни сказала ты —
поскользнется на карнизе,
оборвется с высоты…

Лёд слюдой над снегом стынет,
Я желаю мира всем.
Так уходят из гостиниц,
уезжая насовсем.

Тихо трону, грустью скован,
как уволенный портье —
статуэтку из Китая,
складки плюшевых портьер,
флорентийского алькова
белоснежный балдахин…
Ciao, bambina, покидает
балаганчик Арлекин.

 
 
 
Беспутный ангел

И вспыхнет надцатая осень,
я стану старше и нудней,
когда увижу — ветер носит
беспутных ангелов над ней.

Свернется времени калачик
пружиной в кукле заводной,
и кто-то обо мне заплачет,
как тень, склоняясь надо мной.

Аптекарь мне отмерит счастья
горючего скупой глоток,
и душу разберет на части
мой педантичный личный бог.

Научит мудрости печальной,
преподавая мастер-класс,
потом сочтет исход летальным —
но не закроет мертвых глаз,
чтоб лежа в ящике фанерном,
я видел всё — и мир иной,
и как парит, легко и нервно
беспутный ангел надо мной.


 
 
Bella Donna

… Он рисует замок белый,
Bella Donna, Donna Bella,
В небе башен тонких стрелы,
в башнях окна изо льда,
дремлют гости за столами,
и в камине тлеет пламя.
И дрожит над головами
Невечерняя звезда.

В паутине палантина
ты появишься в гостиной.
Он художник, ты — картина,
вешнеглазая беда.
Время — сгусток сновидений,
где тела сгорят и тени,
где от слез и сожалений
не останется следа...

Он уже почти не дышит,
Голос мягче, речи тише.
Плоть его четверостиший —
нежных строк белиберда.
Тихо растирая краски,
Бог в венецианской маске
Медный ключ от горькой сказки
Нам оставит навсегда.

 
Примечания



*Tragedie dell Arte — «трагедия масок», как вариация на тему уличного импровизированного представления «commedia dell′arte» (что означает «комедия масок»)

**Festa delle Marie — старейший венецианский праздник, посвященный освобождению венецианских пленниц, похищенных истрийскими пиратами. Этим праздником открывается традиционный ежегодный карнавал в Венеции.

***Невечерний — прил. устар. Негаснущий, немеркнущий (свет, заря и т.п.). Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф. Ефремова. 2000

****вешнеглазая — весеннеглазая, от слова "вешний"

***** Белладонна (Красавка обыкновенная, или Красуха, или Сонная одурь, или Бешеная ягода, или Вишня бешеная) — многолетнее травянистое растение, вид рода Красавка (Atropa) семейства Паслёновые (Solanaceae).

«Bella Donna» (белладонна) с итальянского дословно — «красавица», «красивая женщина».

Соком красавки (атропином) в старинные времена закапывали глаза, чтобы расширить зрачки и придать взгляду выразительность, а глазам влажный блеск.

На Руси красавка имела название «бешеница». Это связано с тем, что атропин, входящий в состав белладонны, может вызывать сильное перевозбуждение, бешенство.

В медицине экстракт белладонны использовался как болеутоляющее средство, вызывающее при определенной дозе легкую эйфорию, передозировка же грозила отравлением.


 © Птицелов Фрагорийский. Tragedie dell Arte. Балаганчик. Стихи
 

00:40
169
Нет комментариев. Ваш будет первым!